среда, 22 мая 2013 г.

"Вы не можете запретить гособвинению представлять доказательства"


Участники третьего процесса по "Болотному делу" и первого, идущего не в особом порядке, продолжают слушать доказательства обвинения. Прокурор решила не дожидаться появления в суде ключевого свидетеля обвинения — коллеги избитого омоновца — и огласила его показания. Защита протестовала, но безуспешно. Занесите в протокол, отвечала судья на все возражения.
Заседание по третьему дошедшему до суда уголовному делу о прошлогодних массовых беспорядках на Болотной площади в Москве, когда согласованная акция "Марш миллионов" против фальсификаций на выборах переросла в столкновения с полицией, было назначено в Замоскворецком суде на 11.00. Доставку Михаила Косенко — одного из 28-ми фигурантов "Болотного дела" — которого обвиняют по ч.2 ст.212 УК (до восьми лет лишения свободы) и применении насилия в отношении представителей власти (ст.318 ч.1 УК, до пяти лет лишения свободы), из СИЗО ждали чуть больше часа. В 12.10 его ввели в зал под аплодисменты сочувствующих, через пять минут появилась прокурор Иванова (своего имени она не называет), и судья Людмила Москаленковозобновила процесс.
Организаторы акции настаивают, что стычки произошли из-за полицейских, которые без предупреждения ограничившие доступ к площади. У властей другая версия: беспорядки были спланированы. К настоящему моменту вину признали двое обвиняемых по "Болотному делу". Максим Лузянин получил 4,5 года лишения свободы по тем же статьям, что инкриминируются Косенко, а один из организаторов — Константин Лебедев, кроме признания вины, пошел на сделку со следствием и получил в два раза меньше Лузянина — 2,5 года лишения свободы.
Огласить ходатайство о пятиминутном перерыве для согласования позиции с адвокатами Косенко, который свою вину не признает, не удалось. "Подождите, сторона обвинения представляет доказательства. Не вступайте в дебаты", — сказала судья, когда он попытался спорить. После этого гособвинитель начала допрос Рустама Сибгатуллина – представителя ООО "Эко Универсал", которое поставляло биотуалеты на Болотную.
Сигбатуллин сообщил, что участники беспорядков повредили семь кабинок, которые пришлось списать, и назвал примерную стоимость одной (12 000 руб.). Затем Иванова просила суд огласить показания Сибгатуллина, чтобы "снять противоречие".
- В какой части? — спросил адвокат Владимир Ржанов.
- Закон не предусматривает указание, — сказала судья, потом вдруг добавила: — Гособвинитель указал.
- Я не слышал, — возразил адвокат.
- Значит, не слышали, — был ответ.
Показания огласили. На допросе в августе прошлого года Сигбатуллин говорил не о семи, о шести сломанных кабинках. Их потеря обошлась фирме в 72 800 руб. 
- Я не желаю, чтобы мое изображение появилось у вас в блокноте, — прервала допрос гособвинитель, обратившись к художнице в первом ряду, выводившей маркером ее портрет. До этого она рисовала Косенко и потерпевшего.
- Тем не менее, вы не имеете права запретить мне, — ответила та. Позже прокурор еще раз вернулась к этой теме, и тогда к ней присоединилась судья:
- Перед заседанием вы должны поставить в известность председательствующего о видео- и фотосъемке.
- Это рисунки, — удивленно ответила художница. 
- Законом рисунки не предусматриваются вообще, — сказала судья, но инцидент остался без последствий. Художница оставила на время прокурора, перелистнула альбом и продолжила портрет потерпевшего.
- Вы подтверждаете свои показания? – вернулась прокурор к нему. Он подтвердил. — Какие–либо требования по возмещению материального ущерба по настоящему уголовному делу имеете?
- Вы будете предъявлять мне претензии? – спросил Косенко.
- Если ваша вина будет доказана, наши юристы будут подавать в суд, — сказал потерпевший.
- Нет такого видео, подсудимый имел в виду, что его не запечатлели ломающим кабинки. — Как это можно? 
- Вам известно о причастности Косенко к порче кабин? – вступил адвокат Валерий Шухардин.
- Нет, — ответил человек из "Эко Универсала". 6 мая он наблюдал за происходившем на Болотной через интернет и на одном из видео разглядел, как толпа толкает две-три кабинки, поставляемые его фирмой. Адвокат Дмитрий Айвазян попросил "огласить акты повреждений этих туалетов, чтобы определить, кто сломал, когда и при каких обстоятельствах".
- Вопросы будут? – спросила судья.
- Ходатайство огласить. Я в материалах дела эти акты [купли-продажи, списания] не увидел, ничего тут нет, — сказал адвокат. — Это к существу дела относится.
- Вы можете оглашать документы на своей стадии и вызвать потерпевшего, — сказала судья, и Сигбатуллина отпустили.
После этого прокурор в течение часа оглашала материалы дела. Среди них были два диска с видеозаписями событий на Болотной, на которых запечатлена драка участников акции с потерпевшим бойцом ОМОНа Александром Казьминым и экспертное заключение о состоянии его здоровья (проводилось в конце мая; закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, легкий вред здоровью).
Адвокат Айвазян попытался заявить ходатайство о вызове эксперта, которая его делала. "Выводы неясны. Она не ответила на два вопроса", — заявил он, а позже назвал их "Право.Ru": — Были ли у него повреждения на момент обращения за медпомощью и могли ли они образоваться при падении с высоты собственного роста". По мнению Айвазяна, надо также истребовать медкарты, на которых она основывала свои выводы. "Имеются противоречия между выводом и статусом, который установил врач, когда первично осматривал Казьмина, — заявил адвокат, а после заседания уточнил, в чем именно они заключаются: — По словам Казьмина, у него "немного помутнело сознание", потом он встал на ноги, а эксперт установил, что [омоновец] потерял сознание – это диагностический признак черепно-мозговой травмы. Эксперт немного передернул". Это ходатайство осталось без внимания судьи.
Омоновцев — Казьмина и Лукьянова — в суде сегодня не было. Их не смогли правильно оповестить, и тогда прокурор решила огласить их показания. Лукьянов на предварительном следствии рассказывал, что как только он и его коллеги попытались задержать мужчину в черной маске атлетического телосложения, который атаковал полицейских, вокруг образовалась толпа в 10 человек. Казьмина, по его словам, повалили на асфальт, начали избивать, шлема на нем уже не было. Среди тех, кто "наносил удары" Лукьянов позднее "уверенно опознал" Косенко — по усам и очертаниям лица.
Защита трижды пыталась помешать оглашению показаний. "УПК не предусматривает оглашение показаний до допроса свидетеля и, тем более, потерпевшего", — возражал адвокат Шухардин.
- Вы не можете запретить гособвинению представлять доказательства, — ответила судья.
- 281-я статья УПК допускает оглашение, но с согласия сторон, а вы даже вопрос не ставите, — поддержал коллегу Ржанов.
- Не ставлю, потому что законом не предусмотрено, — заявила Москаленко. На все возражения она отвечала одинаково: занесите в протокол.